Вышла новая книга Александра Бирюкова «Женские манипуляции». Заказать

Будьте внимательны! В сети появились фейки книг Александра Бирюкова.

ЧЕМ МУЖЧИНА ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ ЖЕНЩИНЫ?

 

Александр Бирюков

 

(из книги "Ненастоящий мужчина")

 

Начало здесь (советую читать с него)


1.12. Мужская и женская агрессивность

 

Вопреки стереотипам, мужчина и женщина в среднем одинаково агрессивны. Однако между мужской и женской агрессией есть несколько различий.


А) В условиях социума женщины реже проявляют агрессию не потому, что более миролюбивы, а потому, что больше мужчин боятся наказания или встречной агрессии. Женщины по сравнению с мужчинами более конформны;
Б) Агрессия мужчин более регламентирована. Это имеет прямую зависимость от понимания мужчиной и женщиной истины, законности;


Однако, когда страха наказания нет, то женщины даже более аг-рессивны, чем мужчины. Об этом говорят нравы, царящие в женских колониях. Общеизвестно, что по степени насилия они превосходят мужские и уступают только детским.


А.И. Винокуров, Elizabeth Bates в разных исследованиях выявили более высокую агрессивность у женщин. Daniel J. Whitaker с соавторами установили, что 70% одностороннего бытового психологического насилия исходит от женщин.
Более низкий уровень насилия в замкнутых мужских коллективах по сравнению с таковым в женских отлично объясняется с биологических позиций. Мужчина — существо, приспособленное (или даже созданное) специально для выполнения охотничье-боевых задач, начиная от охоты на мамонта и заканчивая дракой с противником. Он снабжён сильными мышцами, крепкими костями и тяжёлыми кулаками, а со временем обзавёлся ещё и оружием в виде каменного топора. Если не вложить в его мозг программу, которая ограничивала бы его склонность к агрессии, то мужчины легко поубивали бы друг друга по самым незначительным причинам, начиная от дележа добычи и заканчивая личной неприязнью. И природа такую программу вложила. Причём не одну, а несколько. Одна из них рассмотрена в предыдущей части, это свойственное мужчине понимание справедливости, порядка. Вторая — закон и религия, которые вышли из одного корня и о которых мы поговорим чуть позже. Их придумали мужчины, но сам факт, что именно мужской мозг создал их, говорит нам о том, что природа предусмотрела такой механизм регулирования агрессии на поздних этапах развития человеческой психики.


С другой стороны, женщины к боевым задачам не приспособлены. Им не нужен регулятор агрессии, как у мужчин. Иначе говоря, женская агрессивность просто не имеет природного тормоза, в отличие от мужской. В экстремальной ситуации женщина должна подстроиться под эту ситуацию, а не противоборствовать ей — так больше вероятность сохранения себя и детей. Но это справедливо для смешанного (женско-мужского) социума, причём социума сбалансированного, где стратегическое руководство осуществляет мужчина, он же несёт ответственность за домочадцев. В таком обществе женщина не проявляет агрессию по двум причинам: во-первых, она понимает физическое превосходство мужчины и боится инициировать драку, а во-вторых, нерегулируемая агрессия будет наказуема по правилам справедливости.


Что же происходит в иных ситуациях?


Возьмём замкнутый женский коллектив — колонию. Мужчин нет, стало быть, исчезает опаска нарваться на более сильного и умелого по умолчанию противника. Прошитое в мозге понимание справедливости у всех женское, то есть зависит исключительно от личных эмоциональных пристрастий, а не от объективной реальности. Ограничителей, или, вернее, регуляторов агрессии, характерных для мужского коллектива (правила, понятия и т.п.), нет. Стало быть, агрессия высвобождается, причём высвобождается на полную катушку, без тормозов. И выливается это как раз в то, что делает женские колонии гораздо более жестокими, чем мужские.


В мужской колонии всё иначе. Как уже было сказано, агрессия мужчины регламентируется как внутренними, так и внешними механизмами. Да, мужчины более склонны к борьбе за ранг, но всё это чётко регулируется понятиями и их носителями — уголовными авторитетами. Без нарушения человеком понятий (то есть без нарушения справедливости) его и пальцем не тронут, а беспредел — то есть всё то же нарушение правил — строго наказуем. Сейчас, когда воспитанный женщинами мужчина мыслит женскими категориями, подобное положение дел размывается или исчезает. Мужская колония по уровню беспредела стремится к женской (но всё равно никак не может её достичь). Причём, чем строже режим колонии (т.е. чем более авторитетные урки там сидят), тем меньше беспредела.


Возьмём другой пример — семью. В сбалансированной семье мужчина — лидер, глава семьи. Он несёт ответственность за всех домочадцев, но и он следит за выполнением порядка, правил, принятых в семье. Агрессия женщины регулируется (подавляется) этими правилами, а также тем, что мужчина сильнее её. Если она бросится на него с кулаками, то получит сдачи.


В современной семье всё иначе. Женщина доминирует над слабохарактерным, несамостоятельным мужчиной. Его с младенчества воспитывали женщины для женщин, подавляли всё мужское, начиная от понятия справедливости и заканчивая способностью постоять за себя. Он не способен ни устанавливать правила для семьи, ни следовать им, ни требовать их выполнения домочадцами. Кроме того, ему ещё в младенчестве вбили в голову, что бить женщин нельзя, даже в рамках самообороны. Хоть ножом режет — не смей трогать слабую женщину! Кроме того, от самозащиты со стороны мужчины женщину оберегает репрессивная машина государства — законы, призванные бороться с бытовым насилием (любопытно, что только мужским, но не женским). В итоге женскую агрессию ничто не ограничивает и даже не регламентирует. Бей — не хочу. О психологическом насилии я уже не говорю. В итоге мужчина связан по рукам и ногам мамо-бабушкиным воспитанием и антимужскими законами. Подвешен к потолку, как боксёрская груша. Женская агрессия, не имеющая внутреннего тормоза, лишается внешних и выплёскивается в самых отвратительных формах: женщины в 2,5 раза чаще используют нож в качестве инструмента насилия и в 2 раза чаще наносят мужчинам ранения ножом и тяжёлыми предметами в ходе бытовых ссор, чем мужчины.


Разницу в женской и мужской агрессии отлично иллюстрируют дуэли. Да-да, они были как мужскими, так и женскими. Мужские происходили чаще, но женские становились более жестокими и изощрёнными.


Причиной мужской дуэли всегда являлась какая-то тяжёлая обида, оскорбление, проявление вражды. Даже из-за эпиграмм мужчины редко хватались за оружие — гораздо чаще отшучивались. Мало того, умение остроумно отшутиться было намного более в чести, чем стремление скорее выхватить шпагу (и тем самым подтвердить косность своего ума).


Для женской дуэли было достаточно самой незначительной причины, такой, как одинаковые платья на балу или косой взгляд, а уж драки из-за любовников были очень частым явлением.


Мужские дуэли заканчивались гибелью одного или обоих дуэлянтов только в четырёх случаях из десяти, а примирение ещё до использования оружия было очень частым явлением.


Женские дуэли заканчивались смертью участницы в восьми случаях из десяти, а тема примирения чаще всего даже не поднималась из-за того, что практически всегда дуэли тут же следовали за ссорой.


Если мужскую дуэль можно смело назвать поединком, то для женской такой термин не подходит. Мужские дуэли были строго регламентированы и множество раз просто не состоялись из-за того, что не были соблюдены те или иные формальности. Женские дуэли правил не имели. Это были просто схватки сродни драке пиратов в питейном заведении. Часто к дуэлянткам присоединялись их секундантки, и противницы дрались уже стенка на стенку. Вернее, кучей. Разумеется, говорить о каких-то правилах здесь глупо. В ход шло отравленное оружие, оружие с секретами и другие штучки, никак не соответствующие понятиям чести.

Продолжение здесь


Добавить комментарий

Защитный код
 Обновить

Вход на сайт

ВКонтакте