Вышла новая книга Александра Бирюкова «Женские манипуляции». Заказать

Будьте внимательны! В сети появились фейки книг Александра Бирюкова.

Статья о том, о чём принято молчать. О женском бытовом насилии над мужчинами.

Из книги "Ненастоящий мужчина"

 

Феминизация общества, смешение половых ролей привели к тому, что уже трудно удивить кого-то женщиной-культуристом, женщиной-политиком, женщиной-бизнесменом и мужчиной-нянькой, мужчиной-визажистом. Поведение некоторых женщин больше походит на мужское, чем на женское, и наоборот. Грубые, мужиковатые женщины и мягкие, женственные мужчины уже не вызывают удивления, как это было бы даже лет пятьдесят назад.

 

«Мужское» поведение женщин и «женское» поведение мужчин привело не только к универсализации социальных ролей, но и породило проблемы, которых раньше не было или они существовали в гораздо меньшем масштабе.

 

Одна из таких проблем — физическое насилие над мужчиной со стороны женщины. После того, как общество отошло от домостроевских порядков, мужское насилие всегда обсуждалось и осуждалось. Времена сменились — и появилось женское насилие. Оно, к сожалению, несмотря на достаточно широкое распространение и тяжёлые последствия (об этом ниже), остаётся как бы «за кадром».

 

По данным многочисленных исследователей, семейное насилие вовсе не является уделом только маргинальных слоёв населения. Доказано, что насилие чаще встречается в семьях наркоманов или лиц, злоупотребляющих алкоголем. Но даже в самых благополучных слоях общества не обходится без бытового насилия.

 

Весьма удивляет разделение общественного мнения в отношении, казалось бы, одного явления — насилия в семье. Любое насилие отвратительно и недопустимо. Но если речь идёт о том, что мужчина ударил женщину (не важно, по какой причине), то мужчину однозначно порицают. Однако стоит только сказать о насилии со стороны женщины, то реакция прямо противоположная: «Значит, есть за что». Иногда выражают сострадание виновнице: «Мужик-сволочь, довёл женщину до рукоприкладства!» Почти из Фонвизина: «Мне жалко матушку, она устала, бивши батюшку». Иногда добавляют: «Что это за мужчина, который допускает побои со стороны слабой женщины?»

 

В итоге получается ситуация с двумя взаимоисключающими выводами. В мужском насилии виноват мужчина. В женском насилии, по мнению таких людей… тоже виноват мужчина!

 

Однако, если перейти к фактам, то, кроме развода, у мужчины фактически нет законных (подчёркиваю — законных) мер противодействовать разбушевавшейся супруге. Терпеть и успокаивать себя тем, что от оплеух никто не умер, означает поощрять женское насилие и полностью уронить себя как в глазах родственников, так и в глазах посторонних (коллег, знакомых). О нарушении гражданских прав речь уже не идёт. Обороняться и бить в ответ? Это как раз и будет то самое пресловутое «мужское насилие». Мало того, это даст супруге возможность заявить на вас в правоохранительные органы, предъявив синяки. Вы никогда не докажете, что нанесли их, защищаясь. К тому же устраивать дома ежедневный боксёрский ринг, пожалуй, ещё хуже, чем один раз прекратить отношения. Вам самим заявить в правоохранительные органы? Боюсь, к подобным жалобам со стороны мужчины там отнесутся с иронией. Остаётся только развод, который чаще всего лишает мужчин не только супруги, но и детей.

 

Часто при обсуждении этого вопроса приходится слышать высказывания, что мужчина может схватить женщину и не дать ей драться. На это привожу пример: один мой знакомый так и делал. Когда его супруга — очень ревнивая, мнительная дама с весьма неуравновешенным характером — бросалась на него с кулаками, он крепко брал её за руки и за ноги (она дралась не только кулаками, но и ногами) и не давал наносить удары. Она билась и извивалась, пыталась вырваться, рычала и визжала, но ничего сделать не могла — муж был сильнее. Она придумала другой способ «отомстить» за невозможность драться — после каждого такого эпизода она шла в милицию и предъявляла синяки на голенях и запястьях, заявляя, что муж её «обездвиживает и бьёт». Истинное происхождение синяков понятно — чтобы удержать женщину, бьющуюся в истерике, нужно держать её весьма крепко. Однако постоянные жалобы в правоохранительные органы и общественное мнение относительно семейного насилия всё перевернули с ног на голову: муж стал насильником, жена — жертвой. У него возникли проблемы на работе из-за постоянных «сигналов» и давления общественного мнения. Надо ли говорить, как к нему относились люди, которые не знали истинного положения вещей? Женщина же даже после развода регулярно устраивала истерики по тому же сценарию — на улице, у общих знакомых.

 

Мне такое поведение напоминает опьяневшего от вседозволенности зайца, который задирает волка, но когда серый, в конце концов, хватает его поперёк горла, начинает вопить: «Слабых бьют!»

 

Это правовая сторона. Что касается фактической стороны, то и тут не всё гладко. Очень часто приходится сталкиваться с возмущёнными возгласами: «Ну что может сделать большому мужчине маленькая, хрупкая женщина? Ну, шлёпнет, и что?»

 

Во-первых, насилие само по себе унижает человеческое достоинство вне зависимости от пола. Мужчине, когда его бьют, так же неприятно, как и избиваемой женщине. Во-вторых, подобный подход весьма поверхностный, эмоциональный и больше похож на кликушество. Факты же говорят совсем о другом. Если обратиться к медицинской документации (истории болезни мужчин, получивших криминальную травму), то выясняется, что женское насилие над «большим грубым волосатым мужчиной» — вовсе не миф. И женская физическая слабость здесь почти не играет роли. А вот и сами факты (полученные при анализе вышеупомянутой медицинской документации):

 

1. Групповое преступление, когда женщина привлекает к насилию «помощников», которые держат мужчину.

2. Женщины в ряде случаев физически сильнее мужчин. Это касается спортсменок, особенно тех, кто занимается борьбой. Более того, бывают случаи, когда пару составляют субтильный мужчина и крупная, физически сильная женщина. В этих ситуациях физическая сила не на стороне мужчины.

3. Использование женщиной оружия или орудия, которое уравнивает силы сторон, а иногда и даёт женщине значительное преимущество (нож, топор, огнестрельное оружие). Кстати, по данным Департамента юстиции США, женщины в 2,5 раза чаще используют нож в качестве инструмента насилия и в 2 раза чаще наносят мужчинам ранения ножом и тяжёлыми предметами в ходе бытовых ссор, чем мужчины.

4. Использование состояния мужчины, когда он не может сопротивляться. Чаще всего это травмы и ранения, полученные во сне.

5. Физическое насилие над мужчинами, которые находятся в той или иной зависимости от женщины. Например, над инвалидом, вместе с которым проживает женщина-преступница (сожительница, жена).

 

Приведу по одному примеру из каждого пункта. Все эти случаи (вернее, их последствия) я имел несчастье либо наблюдать воочию в стационаре, либо узнать из истории болезни.

 

Женщина, заподозрив своего молодого человека в неверности, попросила своего экс-бойфренда помочь ей. Пока бывший жених держал парня, девушка избивала его руками и ногами. После избиения молодой человек вызвал скорую помощь, но, узнав, что серьёзных повреждений нет, от госпитализации отказался.

 

Женщина-кандидат в мастера спорта по рукопашному бою, не используя оружия, орудия или какого-либо предмета, нанесла своему бойфренду (школьному учителю истории) телесные повреждения средней тяжести (перелом нижней челюсти, костей носа и нескольких рёбер).

 

Используя нож, женщина нанесла три колото-резаных раны своему мужу. Оба супруга в этот момент не находились в состоянии аффекта или опьянения. Преступление совершено расчётливо и хладнокровно.

 

Женщина облила своего спящего супруга серной кислотой. Результатом стал химический ожог III-IV степени (обнажение костей черепа), захватывающий в основном лицо, шею, грудь. Мужчина ослеп и лишился большей части век, губ, носа, кожи лба, щёк. Предумышленное преступление, где не приходится говорить об аффекте.

 

Женщина жила с мужем-инвалидом, нигде не работала. Когда муж получал пенсию, она тут же отбирала её и пропивала. Побои преступница совершала несколько раз в день, а в пьяном состоянии била мужа-колясочника бутылками, обувью и другими предметами. Однажды, ударив мужа металлическим горшком, нанесла ему ушиб головного мозга.

 

Химические ожоги в общей статистике травм и ранений (особенно криминальных) — явление нечастое. Гораздо проще пырнуть человека ножом, чем готовить химический реагент и искать случай его успешно применить. Однако, перебирая свои записи, касающиеся химических ожогов, я встречаюсь с интересной статистикой: половина криминальных химических ожогов, зарегистрированных в Рязани за период 1999-2002 гг, были нанесены женщинами мужчинам. Кстати, вторая половина нанесена женщинами женщинам (несколько случаев повторно). Все они затрагивали лицо, протекали очень тяжело и оставляли после себя неизгладимое обезображение лица, нарушения зрения той или иной степени вплоть до слепоты.

 

Медицинская документация свидетельствует о том, что использование состояния мужчины, когда он не может сопротивляться, вовсе не ограничивается единичными случаями. Сюда относятся не только химические ожоги, но и ножевые ранения, иногда с ампутацией различных частей тела.

 

Вместе с тем известно множество уголовных дел подобного плана. Вот некоторые из них:

 

- Всемирно известное деяние, совершённое Лореной Боббит (отрезала пенис у спящего мужа). Утверждала, что это действие было вызвано насилием со стороны супруга, которое, однако, не было доказано в суде. С другой стороны, Лорена была оправдана из-за путаных показаний мужа и мощного давления на суд со стороны феминистических организаций.

- 13 января 2010 г жительница Белоруссии, после того, как муж лёг спать, нанесла ему несколько ножевых ранений и отрезала пенис.

- Похожее преступление совершили китаянка Йао Фенгфанг и жительница Бельгии Сюзанна Люмен.

 

Эти преступления совершены на фоне подозрений в неверности мужчины, его пьянства. Однако самосуд, да ещё заканчивающийся убийством или нанесением тяжких телесных повреждений, запрещён законодательством большинства (если не всех) стран. Я уверен, любой человек возмутился бы, если бы мужчины таким же образом карали бы своих неверных или пьющих жён. Это ли не подтверждение однозначной недопустимости насилия, будь оно женское или мужское?

 

А вот совсем другой случай домашнего насилия над мужчиной. В нём супруга использовала своё положение: будучи сотрудником прокуратуры, она избивала мужа — субтильного, мягкого трезвенника — и угрожала ему, что в случае его жалоб он «сядет». Какой в этом был для неё резон (кроме садистских наклонностей) — непонятно. Кстати, до свадьбы она никаких признаков агрессии не подавала. Иначе зачем на такой жениться?

 

Это частные случаи для иллюстрации. Представление о мужчине как о «большом грубом волосатом мужлане», мягко говоря, надумано, и от такого тезиса разит сексизмом. Однако, как ни странно, почему-то именно о нём вспоминают, когда речь заходит о насилии женщины над мужчиной. «Такого не может быть, потому что не может быть никогда. Где оно, покажите нам? Женщин бьют — да, знаем, визжат, кричат, бегут к родственникам, в милицию. А про мужчин — не, не слышали».

 

Именно такая фраза показывает разницу между психологией и положением мужчины и женщины, оказавшихся жертвой домашнего насилия. Женщина гораздо чаще, чем мужчина, обращает чужое внимание на то, что её бьют. Гораздо чаще жалуется родственникам, друзьям, правоохранительным органам, в различные общественные (феминистические) организации. Последнее особенно развито за рубежом. На стороне женщины общественное мнение, которое однозначно осуждает мужчину-агрессора. Ей помогают издавна сложившиеся в социуме половые стереотипы — как раз о «слабой женщине» и «грубом мужчине».

 

Положение мужчины, оказавшегося объектом насилия со стороны женщины, полностью противоположное. Половые стереотипы однозначно против него: «мужчины не жалуются», «мужчины не страдают», «мужчины не потерпят, чтобы их били и унижали» (хотя обороняться им тоже нельзя). И, конечно же, классика: «Настоящего мужика не дискриминируешь!» Сюда же примешивается ханжеское мнение о том, что «просто так не бьют». Эти стереотипы, как считают психологи и социологи, маскируют большую часть женского насилия, сводя статистику к мизерным цифрам. Мужчины, даже регулярно испытывающие семейное насилие, стесняются заявить об этом, боясь быть осмеянными — «это же не по-мужски». Причём, что удивительно, осмеянными такими же мужчинами — может быть, даже теми, кто сам получает тумаки от жены или тёщи (да-да, есть и такое!). Признать, что тебя бьёт женщина, считается верхом позора. Общественное мнение склонно замалчивать проблему женского насилия, уделяя внимание лишь мужскому. Правоохранительные органы относятся к мужчинм-жертвам домашнего насилия с пренебрежением, обусловленным тем же общественным мнением. Организаций, защищающих права мужчин, крайне мало, и они не могут оказать на положение дел такого мощного влияния и даже давления, какое оказывают феминистические организации, особенно на Западе.

 

Права женщин защищают тысячи активистов, политиков и чиновников, но кто защитит права мужчин?

 

Широко известен тезис, который провозглашают феминистические организации: почти каждая женщина подвергалась унижениям и побоям со стороны мужчины. Тезис подтверждён лишь предвзятыми исследованиями с заранее известным результатом, под который подгоняется статистика. Её «делают» на различных кафедрах и факультетах «женских наук». Обнаученное утверждение позволяет женщинам-политикам публично объявлять мужчин врагами человечества. В ход идёт стереотип «если мужчина, значит — агрессор, если мужчина, значит — насильник». Его итог: антисемейные законы, презумпция виновности мужчин в почти любых тяжбах с женщинами, дискриминация мужчин и лишение их части гражданских прав, игнорирование прав детей. Бесправие мужчин, разваленные семьи, одинокие и несчастные женщины, дети, воспитанные в неполных семьях — и несколько политиков-феминисток, которые делают карьеру и куют монету на чужом горе.

 

Однако доля женского насилия над мужчинами в общей статистике бытового насилия, вовсе не столь мала. В частности, по данным Департамента Юстиции США (U.S. Department of Justice, 2000), в США на 15 женщин, избитых мужьями, приходится 8 мужчин, избитых жёнами. Согласитесь, это совсем не 95 % женщин и 5% мужчин, о которых заявляют западные феминистические организации. К тому же не забываем, что женщины в 2,5 раза чаще используют нож в качестве инструмента насилия и в 2 раза чаще наносят мужчинам ранения ножом и тяжёлыми предметами в ходе бытовых ссор, чем мужчины.

 

В России, где полоролевое поведение смешалось в меньшей степени, насилию со стороны жён подвергается 6-10 % мужей. Для женщин этот показатель равен 30%, поэтому соотношение несколько ниже, чем в США — от 1/5 до 1/3. Напомню, что эти данные получены на фоне того, что большая часть мужчин просто боится заявлять о насилии над собой, опасаясь насмешек, о чём я уже писал выше. Да, количество женщин, страдающих от насилия со стороны мужчин, больше. Но и соотношение мощности общественного мнения, правовых и административных актов абсолютно разное. Если мужское насилие над женщинами вызывает мощное негодование на любых уровнях — от полицейского до президента, доходя в отдельных случаях до мужененавистнической истерии и радикальных сексистских призывов, то проблема семейного насилия над мужчинами вызывает лишь насмешку или в лучшем случае короткие заметки на частных интернет-блогах. О насилии над женщинами делаются доклады на самых высоких уровнях, ему посвящаются сотни исследований, диссертаций, правовых актов. Насилие над мужчинами, как я писал в статье «Женщина бьёт мужчину» остаётся «за кадром». Замалчивается, несмотря на реальное существование проблемы.

 

На тему семейного (бытового) насилия я изучил более 30 работ разного уровня: начиная от тезисов в сборниках трудов и заканчивая монографиями (последние преобладают). Отбирал работы по критерию половой нейтральности названия (без слова «женщина» или «мужчина»). Был весьма удивлён тем, что во всех этих трудах домашнее насилие отождествляется исключительно с насилием со стороны мужчин в отношении женщин и детей. Я не нашёл ни одного труда, где наряду с мужским затрагивалось бы и женское насилие. Как будто такого явления просто не существует или на его обсуждение наложено строгое табу! Если вы держите в руках книгу с названием «Домашнее насилие», то будьте уверены, что речь в ней пойдёт только о насилии над женщинами. Установившийся стереотип о «большом грубом волосатом мужлане» делает своё дело, несмотря на реальное положение вещей, подтверждённое массой примеров, статистикой. Уверен, что у каждого человека среди знакомых есть хотя бы один мужчина, которого колотит или пытается колотить его супруга (не говоря уже о психологическом унижении и давлении).

 

Справедливости ради надо сказать, что на западе, где, видимо, эта проблема стоит острее, предпринимаются попытки повлиять на ситуацию. По крайней мере, если не законодательно (более пристальное внимание к насилию над мужчинами со стороны правоохранительных органов — по аналогии с насилием над женщинами), то хотя бы общественно-психологически. Создаются центры психологической поддержки мужчин, пострадавших от семейного насилия, например, Клуб бывших мужей в Лондоне, появляются интернет-сайты, где мужчины могут излить душу. Конечно, это мало поможет, ведь после «откровенного разговора» мужчине придётся возвращаться в ту же самую семью, где он терпит насилие. Или разводиться. Кстати сказать, в России работает более 40 кризисных центров для женщин, подвергающихся насилию. Там любая женщина может получить весь спектр помощи, начиная ночлегом и заканчивая опытным адвокатом, который будет представлять её интересы в суде. Причём всё бесплатно! Между тем для мужчин таких центров нет (за исключением пары маленьких, в небольших городках Сибири). Ему некуда идти за помощью. И негде укрыться от преступницы. Хотя, всё-таки есть. Пивнушка. Теплотрасса. Окно с десятого этажа. Наслаждайся патриархатом, привилегированный господин!

 

Из книги "Ненастоящий мужчина"

 


Комментарии

0  Александр Бирюков 10.01.2015 02:58
Ещё немного статистики:


- Женщины совершают большинство насилия в отношение детей в полных семьях. Когда мужчина удален из семьи, дети - находятся в еще большем риске. Семьи с единственной матерью - более опасны для детей, чем семьи с единственным отцом.

- Дети в 3 раза чаще подвергаются смертельному насилию в семьях с одной матерью, чем в аналогичных семьях с единственным отцом, и во много раз больше в семьях, где мать сожительствует с мужчиной не биологическим отцом.

- Дети выросшие в семьях с единственной матерью в - 8 раз более вероятно станут убийцами, чем дети, выросшие с их биологическим отцом.

- Другие исследования показывают больше женского насилия против детей:

- Женщины наносят вред детям мужского пола, более часто и более опасно, чем детям женского пола.

- Женщины совершают 55 % детских убийств, и 64 % их жертв - дети мужского пола.

- Восемьдесят два процента всех людей испытали первое на себе насилие от женских рук, обычно от их матерей.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
0 ivan866 13.04.2016 18:18
Проблема доказания факта самозащиты в доме решается установкой системы видеонаблюдения хотя бы в одной из комнат.

P.S. Иметь видеозаписи вообще становится стратегически важно во многих областях юридического права. Помогает собирать доказательную базу на случай любых проблем, в т.ч. и развода. Например, может стать прецедентной базой для предъявления в суд фактов насилия супруги над детьми или факта супружеской измены, что, безусловно, сделает любые попытки ангажированной судьи присудить ей побольше ништяков крайне неудобными в карьерном плане.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
 Обновить

Вход на сайт

ВКонтакте