Вышла новая книга Александра Бирюкова «Женские манипуляции». Заказать

Будьте внимательны! В сети появились фейки книг Александра Бирюкова.

 Первая часть главы о негативных аспектах родительского воспитания из книги "Мужчина — душа нараспашку!"

 

Начало главы здесь

 

Начало книги здесь

 

Негативные стороны родительского воспитания нанесли мне немало вреда, прежде чем я сумел их определить и нивелировать. Впрочем, Некоторые элементы родительского воспитания подавлялись без моего активного участия – улицей. О ней мы будем говорить в следующей главе, и там увидим, как и что она мне дала.


В общем и целом, родители меня воспитывали как типичного «Пай-мальчика». Об этой форме поведения читай главу «Дефектные формы поведения» из книги «Ненастоящий мужчина». Не могу сказать, что там всё списано с меня. Всё-таки в моём случае всё было мягче, легче. Иначе я бы просто не был бы в состоянии стать тем, кем стал. Но нечто похожее было.


Итак, что же мне прививали родители?


1. Дефектная самостоятельность. Она мне прививалась довольно своеобразно. С одной стороны, я должен был принимать много решений сам, под свою ответственность. И я их принимал. С другой стороны, родители требовали от меня достаточно жёсткого послушания. Суммарно эта дефектная самостоятельность умещалась в такую формулу: «Будь самостоятельным, но во всём мне подчиняйся». Как в таких условиях себя вести – непонятно. Примешь решение сам – не послушался. Послушаешься – несамостоятельный. Мало того, когда я стал постарше, эта установка стала таковой, что за решения родителей ответственность приходилось нести мне. Сначала давалась жёсткая директива, как поступать, а когда директива оказывалась ошибочной, следовала примерно такая формулировка: «А зачем ты меня послушал? У тебя что, своей головы нет, так и будешь материной (отцовой) думать?». Или другой вариант: «Я это делаю только чтобы тебе было лучше, исключительно по любви! Я же только о тебе забочусь! Вот будут свои дети – и ты их будешь так же опекать!». Это, разумеется, обычные манипуляшки чувством неполноценности в первом случае и чувством вины во втором. Я возражал, объяснял, что была директива, которую я выполнил. То есть облажался командир, отдав дурную команду, а не солдат, который только набил себе шишку, не достигнув результата. Но критика воспринималась с трудом, мягко говоря.


Эти взаимоисключающие требования, проявлявшиеся почти ежедневно, и в мелочах, и в серьёзных вопросах, очень напрягали, нервировали, выматывали психологически. В итоге просто судорожно перебираешь решения, дабы и родителям угодить, и дело не провалить. Хотя прекрасно понимаешь, что на двух стульях не усидишь никогда. Вместо того, чтобы просто взвешенно и здраво принять конкретное решение, приходилось прибегать к каким-то дебильным полумерам, которые ничего путного не давали. Разве что избавляли от очередного домашнего скандала. К сожалению, я не мог это вот так чётко сформулировать, дабы использовать в спорах с родителями. Поэтому впоследствии пришлось очень долго возиться с этой дурацкой программой, которая заставляла метаться между подчинением и самостоятельностью.


2. Оглядка на мнение других. Откуда она взялась у мамы, я писал. У папы она тоже есть, ибо деревню и деревенскую общинность вывести из человека крайне сложно. Но мама в этом – рекордсмен. Меня воспитывали так, чтобы я каждый свой шаг оценивал не с точки зрения здравого смысла, полезности для дела или лично для меня, а с точки зрения мнения окружающих. Что скажет этот? Что скажет вон та? Что подумают вот эти? Как воспримут вон эти? Главное – выглядеть «статно» в глазах окружающих. И как бы что про тебя плохого не подумал.


А если подумал, стало быть, сам виноват. Надо было просто быть незаметнее. Ну или вообще не быть (тут я, конечно, утрирую, иллюстрируя абсурдность установки).


При этом мне никто не объяснял самых элементарных вещей, касающихся межличностного взамодействия. Например, следующего:
— что бывают завистники, которые злятся от твоих успехов, а неудачами довольны;
— что есть мерзавцы из предыдущего пункта, которые хвалят тебя, когда ты неудачлив и ругают, когда у тебя всё получается лучше, чем у них;
— что есть психопаты, которые будут раздражаться от того, что у тебя причёска такая, а не другая;
— что есть придурки, которые сами себе придумают о тебе мифов и сами же на них обидятся;
— что есть сплетники, которые придумают и расскажут о тебе мерзкие истории, которых никогда не было. Просто чтобы облить тебя дерьмом. Или стать на время центром внимания, источником «сенсации»;
— что есть лопухи, которые этим сплетням верят и составляют мнение о людях на основании россказней и доносов;
— есть быдло, которое просто по своей природе агрессивно, вне зависимости от твоего поведения;
— и многое другое.


Вот эти, банальнейшие, казалось бы, вещи, мне никто в детстве не объяснял. Я постигал их, уже будучи подростком и даже взрослым человеком. Наоборот, мне говорили, что ты и только ты виноват, если кто-то против тебя. Значит, ты его спровоцировал, не смог наладить дружбу, не нашёл общий язык, где-то не смог угодить. Почему я вообще кому-то должен угождать – не говорилось.


3. Необходимость всем нравиться. Это как раз продолжение предыдущего пункта. ТЫ должен всем потрафить, всем угодить. Как в монологе Молчалина, где он гордится тем, что угождает и дворнику, и даже его собаке. Но Грибоедов это высмеивал, а мне прививалось на полном серьёзе.


Необходимость всем нравиться и оглядка на мнение других нанесли мне такое количество поддыхальников, которые вряд ли нанесли какие-то другие прогаммы.


4. Из необходимости всем нравиться и быть «хорошим» вытекала ещё одна установка. Это патологическое чувство долга, особенно перед другими, а также излишняя отзывчивость, безотказность. Родители внушали мне, что я обязан помогать всем, кто попросит. В итоге на мне ездили все наглецы, подлецы и прочая мразь, которая очень быстро поняла, что меня с моей безотказностью можно легко навалить собственными делами и проблемами. Рзгребай, Саша, ты же хороший! А хорошие разве могут сказать «нет» тому, кто нуждается? И я вёлся на эту манипуляшку. Причём вёлся лет так до 25, веря, что «отказывать – это невежливо!».


Сюда же отнесём установку на неспособность отстаивать свои интересы, поскольку в этом случае ты станешь «плохим», «невежливым», «люди от тебя отвернутся»


5. Ещё одна пара взаимоисключающих установок: «будь лучшим» и «не высовывайся». То есть лучшим мне разрешалось быть внутри строго отведённых рамок. На уроках, на олимпиадах, в каких-нибудь «правильных» кружках. Мама всегда хотела, чтобы я умел играть на каком-нибудь инструменте. Хороший слух и отличное чувство ритма. Когда лет в 14 сказал, что хочу научиться играть на барабанах, стать ударником, она была в шоке. Потому что правильный мальчик играет на фортепиано, скрипке, на худой конец на аккордеоне или гитаре. Но не по барабанам лупит, как обдолбанный наркоман!!!


Вне рамок работала установка «не высовывайся». Когда я попал в молодёжный парламент, родителями это было воспринято негативно. Это не то, чем занимается хороший, скромный, трудолюбивый мальчик. О том, что это неплохая площадка для политической карьеры, родители даже не думали. Они были очень далеки от карьерных мыслей. И не поощряли их у меня. Старательный труд на обычной работе, исполнительное поведение – это хорошо. А всякие там парламенты – это «высовываться» и плохо.


Эти установки полностью вписываются в паттерн женской конформности, которая описана в книге «Ненастоящий мужчина» (глава «Чем мужчина отличается от женщины»).


Может показаться, что навязанная скромность входит в противоречие с амбициозностью. Это не так. Просто были дела, в которых нужно было вести себя амбициозно, а во всех других ситуациях необходимо было быт скромным. Это всё те же рамки, о которых я писал выше.


6. Быть лучшим во всём. Абсолютно во всём (вернее, во всём, что считается правильным). Если где-то не дотянул – значит, растяпа, позор. Склонности, таланты не учитывались.


И опять противоречие – быть лучшим и быть скромным. То есть иметь высоченную цену, а думать, что стоишь ломаный грош. Обычная советская фальшь и пропаганда.


7. Панически бояться конфликтов. Во всех (или почти во всех) конфликтах, по мнению родителей, был виноват я, даже если он начался не по моей вине. К хорошему мальчику ни у кого не может быть претензий. О том, что есть завистники, психопаты, просто быдло, мне не говорили. Наоборот, мне внушали, что все вокруг – разумные, гуманные, воспитанные люди, и без причины с моей стороны со мной никто враждовать и конфликтовать не станет.


8. Подчиняться. Родители абсолютно не закладывали в меня лидерских качеств. Наоборот, они воспитывали послушного и исполнительного подчинённого. Вернее, скажу так. Они сами никогда (при советской власти и некоторое время после неё) не были на руководящих постах и потому просто не могли вложить в меня ничего лидерского. Они не умели руководить. Даже когда папа стал управлять предприятием, он всё равно был хорошим исполнительным директором, приказчиком, но не стратегом бизнеса. Это никогда не была его стихией. Он занялся этим не потому, что имел талант к руководству, а потому, что это приносило больший доход, чем работа обычным сотрудником на заводе.
Зато родители были хорошими, честными исполнителями, чему воспитывали и меня. Лидерские черты я добирал в других местах и по большей части гораздо позже.


9. Любой мой прокол был трагедией. Если я получил в школе тройку, где-то нашкодил или сделал ещё что-то осуждаемое, то это была трагедия для мамы. Она сразу начинала приводить ужасные примеры: вот этот тоже начинал с троек, а потом спился. Этот тоже в школе так же поступал, а потом сел на десять лет. И ты сопьёшься, сядешь. От мамы трагедия передавалась папе, из-за чего влетало и от него. В то же время, моих сверстников, которые в повседневной жизни вели себя более хулиганисто, менее правильно, за такое не то что не наказывали – даже не замечали. Ну подумаешь тройку получил! Не двойку же! Подумаешь, к завучу отвели. Все дети проказничают. Я уже писал о подобном в главе «Кузнецы моего счастья», описывая воспитание моей мамы. На идеально чистой скатерти в глаза бросается даже самое маленькое пятнышко, тогда как на половой тряпке не заметны даже следы от грязных кирзачей. Сейчас, анализируя это, я понимаю, что ни в коем случае человеку нельзя быть кристально чистым, идеально порядочным, абсолютно хорошим. Любой твой прокол радикально контрастирует с твоей обычной святостью. А если на тебе, белоснежном, будет немного пятнышек, то новые пятнышки будут не так видны. Скорее всего, их вообще не заметят.


Кроме того, к тотально хорошему человеку окружающие предъявляют необыкновенно высокие ожидания, неоправданно завышенные требования. И если эти ожидания не оправдываются хоть на один миллиграмм, то следует массовое разочарование и порицание этого человека. Если ты ведёшь себя, как святой, то прямо сейчас давай показывай нам чудеса самоотверженности и жертвенности. И не забудь ещё оставить нам свою последнюю рубашку. И ключи от квартиры. Что, не можешь? Не будешь? Ах ты мразь! Вот гнида, а?! Люди просто садятся тебе на шею, парзитируют на твоей порядочности. Они считают, что раз ты такой альтруист, ты обязан навсегда забыть о своих целях и интересах и жить только чужими. В народе это выражается поговоркой «Отдай жену дяде, а сам иди к б…». А если ты в какой-то момент поймёшь, что тебе плотно сели на шею и держат за лоха, то избавиться от ига будет очень-очень проблематично. Потому что ты уже зарекомендовал себя, как безотказный донор. И твоё запоздалое «нет» будет, словно термоядерный взрыв на фоне миллионов твоих же «да». Ты станешь первым врагом для тех, кто питался с тебя. Вместо благодарности за свою многолетнюю «хорошесть», ты получишь вражду за терминальное «нет». И запомнят тебя как человека, который подвёл, кинул, обломил.


Поэтому лучше просто не начинать быть для всех хорошим и приятным. Правда, это я понял, уже будучи взрослым. А до этого набил себе пять корзин шишек на своей «хорошести». Особенно много вреда мне нанесла эта установка в отношениях с женщинами в юности. Вред был ещё сильнее за счёт того, что установка на «хорошесть» и необходимость всем угодить потенцировалась особым воспитанием в отношении самих женщин. Но об этом мы поговорим в отдельной главе.

 

Продолжение следует



Эта глава войдёт в книгу "Мужчина — душа нараспашку!"



Обсуждаем на форуме

 

 


Комментарии

0 Stanislaus 28.09.2015 12:26
Александр, вот точно то же, что и у меня. Ко многим моментам, которые вы излагаете в книгах, пришёл сам до того, как про вас узнал. Читаешь - как будто кто-то записал твои мысли. Едва ли не слово в слово.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
 Обновить

Вход на сайт

ВКонтакте