Вышла новая книга Александра Бирюкова «Женские манипуляции». Заказать

Будьте внимательны! В сети появились фейки книг Александра Бирюкова.

Ермак Тимофеевич - казачий атаман, исторический завоеватель Сибири для Русского государства. Один из исторических героев России.

Точная дата и даже год рождения неизвестны. Примерно 1531-1542 гг. Происхождение Ермака в точности неизвестно, существует несколько версий. По одному преданию, был родом с берегов реки Чусовая. Согласно другой версии, являлся уроженцем Качалинской станицы на Дону (Броневский).

По описаниям современников, «вельми мужествен, и человечен, и зрачен, и всякой мудрости доволен, плосколиц, черн брадою, возрастом [то есть ростом] середней, и плоск, и плечист».

В молодости Ермак, скорее всего, был атаманом одной из казачьих дружин. Такие ватаги, с одной стороны, промышляли на Волге разбоем, грабя купцов. С другой стороны, казачьи дружины сдерживали нападения крымских и ногайских татар на Русь.

Военные навыки, в том числе командирские, Ермак получил на Ливонской войне, командуя казачьей сотней.

После этого дружина казаков (540 человек), под начальством атаманов Ермака Тимофеевича, Ивана Кольцо, Якова Михайлова, Никиты Пана и Матвея Мещеряка была приглашена уральскими купцами Строгановыми для защиты от регулярных нападений со стороны сибирского хана Кучума. В чусовских городках, принадлежащих Строгановым, казаки жили два года и помогали купцам защищаться от грабительских нападений со стороны сибирского хана Кучума.

Будучи формально на службе у Строгановых, Ермак решил завоевать Сибирское ханство и создать на нём казачью вольницу, казачье царство, куда бы не дотянулась рука царя (который очень не жаловал казаков). Отряд численностью в 840 человек был сформирован во владениях Строгановых. Он был многонациональным. Кроме русских казаков, в него входили представитель других местных народов, а кроме того – немцев, имевших опыт ведения военных действий. Припасы были вынуждены обеспечить Строгановы, которые за это затаили на Ермака злобу.

На 80 стругах казаки достигли Уральских гор. Перетащив суда через Тагильский перевал, отряд построил деревянную крепость, где остался на зимовку.
Важно отметить, что в распоряжении будущего противника казаков, хана Кучума, правителя Сибирского ханства, находились силы, в несколько раз превосходившие дружину Ермака, но вооруженные значительно хуже. Хан Кучум располагал примерно 10-тысячной армией, а общая численность «ясачных людей», которые ему подчинялись, составляла примерно 30 тыс. взрослых мужчин.

Первая стычка казаков с сибирскими татарами произошла в районе современного города Туринск, где воины князя Епанчи обстреляли струги Ермака из луков. Здесь Ермак при помощи пищалей и пушек разогнал конницу мурзы Епанчи. Затем казаки без боя заняли городок Чинги-туру. На месте современной Тюмени было взято множество сокровищ: серебро, золото и драгоценные сибирские меха.

В устье Туры казакам пришлось принять бой с шестью татарскими князьками, среди которых самыми знаменитыми были Матмас и Каскара. На Тоболе произошли сражения у Караульного яра.

У Бабасанских юрт Ермак встретил более серьёзного противника – Маметкула, племянника хана Кучума. Под командованием Маметкула было несколько тысяч всадников, что в разы превышало численность отряда Ермака. Атаман принял решение встретить татарскую конницу в окопах. Несколькими залпами из пищалей он остановил конницу Маметкула.

Кучум решил встретить казаков недалеко от места сливания Тобола и Иртыша у Чувашского мыса. Там стояла старая, обветшавшая крепость Искер. Будучи непобедимым правителем Сибири, Кучум так уверовал в своё могущество, что даже не считал нужным ремонтировать свои крепости. Поджидая казаков, хан собрал большие силы почти 15 тыс. чел. У него даже были пушки – но не было пороха.

Силы Ермака были примерно в 20 раз меньше. Он решил высаживать войска из стругов под прикрытием огня из пищалей и пушек. Татары в свою очередь стали стрелять в тех из луков и старались заставить казаков отойти к стругам. Пушки казаков вели непрерывный огонь, но особого вреда засевшим за бревнами татарам не смогли причинить. Маметкул, главнокомандующий татарской армией, проделал в засеке три прохода и отдал приказ, выйдя из-за неё, атаковать казаков. Как только воины Сибирского ханства стали приближаться к ним, казаки построились в каре и оставили посередине стрелков с пищалями. Наступавшие впереди сибирского войска ханты и манси (остяки и вогулы) после первых же выстрелов растерялись и стали выводить своих людей из битвы.

Татары, несмотря на панику в передних рядах, продолжали наступать и смогли добежать до рядов казаков. Пытаясь опрокинуть каре, они смешались с казаками и пошли в рукопашную. Но тут сказалось превосходство казаков и немецких наемников в тактике и в вооружении. Казачьи пищали оставались защищёнными внутри каре и продолжали вести огонь по татарам, причиняя тем большой урон, сея панику. Сам Маметкул стал собирать вокруг себя остатки конницы, чтобы ударить ей по казакам в лоб и тем самым разбить последних. Однако внезапно он был свален шальной пулей и упал из седла. В тот же момент один из казаков чуть не захватил его в плен. Татарские уланы все-таки смогли отбить Маметкула и на лодке вывезли его из места сражения.

Ранение Маметкула вызвало настоящий хаос в сибирском войске. Началась паника, и сибирцы стали повально разбегаться. Сам хан Кучум, наблюдавший за сражением с горы, бежал, бросив столицу Искер. Отряд Ермака не преследовал татар, возможно потому, что был малочисленным или казаки опасались какой-нибудь засады. На ночь они отошли в Атик-город. Через несколько дней сибирское войско полностью разложилось и перестало существовать.

Потерпев поражение, хан Кучум ушёл с верными ему слугами в Барабинскую степь. Союзники Кучума, включая и остяцких князей, покинули его. В столицу, Искер, вошли отряды казаков, а обширное Сибирское царство вскоре полностью развалилось. Некоторые военачальники Кучума, например, Карача, перешёл на сторону Ермака. Маметкул в ходе одной из битв был захвачен казаками в плен, а впоследствии отвезён в Москву, где он присягнул на верность Ивану Грозному.

Разбив противника и завоевав его земли, Ермак решил, что на покорённых землях должна начаться мирная жизнь. Он отдавал себе отчёт, что это можно воплотить в реальность только зазвав в Сибирь земледельцев и ремесленников из Московского царства. К тому же тающими силами казаков было невозможно удерживать столь обширные территории. В конце 1582 года Ермак направил в Москву посольство во главе со своим верным помощником Иваном Кольцо известить царя о разгроме Кучума. Царь Иван IV оказал казацкой делегации Ивана Кольцо милостивый прием, щедро одарил посланцев — среди подарков была кольчуга великолепной работы — и отправил обратно к Ермаку. Вместе с казаками он направил в Сибирь князя Волховского и 500 стрельцов. Запасы должны были предоставить Строгановы. Но те были в ярости: они надеялись, что Ермак не станет кланяться Сибирью царю, а передаст её под управление их, Строгановых. Затаив злобу на Ермака, они не дали запасов стрелецкому войску, что после сыграло фатальную роль.

Зимой 1584/1585 года температура в окрестностях Кашлыка, где зимовали казаки и стрельцы, падала до -47°, начинали дуть ледяные северные ветры. Глубокие снега делали невозможной охоту в таежных лесах. В голодное зимнее время волки собирались большими стаями и появлялись подле человеческих жилищ. Стрельцы не пережили сибирскую зиму. Они погибли поголовно, так и не приняв участия в войне с Кучумом. Умер и сам Семен Болховской, назначенный первым воеводой Сибири. После голодной зимы численность отряда Ермака катастрофически сократилась. Чтобы сберечь уцелевших людей, Ермак старался избегать столкновений с татарами.

В марте 1585 года на реке Туре восстал изъявлявший прежде покорность Ермаку мурза Карача, внезапно истребивший отряд казака Ивана Кольцо. Разбит был и отряд Якова Михайлова. Восставшие татары подошли к Кашлыку и блокировали в нем войско Ермака, но 12 июня 1585 года атаман Матвей Мещеряк предпринял вылазку, в ходе которой смог отогнать татар от города. При этом его отряд понес большие потери. В войске Ермака оставалось меньше 400 человек. Между тем силы Кучума только увеличивались.

Из-за многочисленности врагов и огромной вероятности засад на суше, отряды казаков могли передвигаться только в стругах по широким рекам, дабы не попасть под стрелы врага. Бывало такое, что казаки во время длительных переходов и ночевали в стругах, не решаясь высадиться на берег. Однако в ночь на 6 августа 1585 года Ермак вместе с сотней воинов расположился на ночлег на берегу в устье Вагая. Это было вынужденной мерой: казаки провели за вёслами несколько дней и валились от усталости. Этим воспользовался Кучум. Он напал на спящих воинов. Существует несколько версий того, что было дальше. Легендарная (воплощенная в стихи декабрисом Рылеевым) гласит, что татары перебили всех казаков, кроме одного, который смог спастись и принёс товарищам злую весть. При этом Ермак утонул из-за тяжёлых доспехов, подаренных царём.

Более достоверная версия такова. Татары не смогли перебить казаков спящими. Вероятно, дозор заметил врага и поднял тревогу. Единственным спасением казаков было быстро погрузиться на струги и отплыть подальше от берега. Они так и поступили. Ермак оказался в самой пучине битвы. Он был смертельно ранен и, скорее всего, утонул. Всего же погибли десять казаков – они сдержали врага, дав возможность остальным сесть на струги и отплыть.

После гибели атамана казаки под предводительством единственного оставшегося в живых соратника Ермака, Матвея Мещеряка решили покинуть Сибирь. Они вышли в поход 15 августа 1585 года. Они не знали, что им на помощь отправлен отряд в 100 служилых людей под командованием Ивана Мансурова. Отряды разминулись, и когда Мансуров прибыл в Кашлык, крепость была пустой.
При попытке возвратиться из Сибири путем своих предшественников — вниз по Оби и далее «через Камень» — служилые люди были вынуждены из-за «смерзения льда» поставить «град над Обью против устья реки» Иртыша и в нем «седоша зимовати». Выдержав здесь осаду «от множества остяков», люди Ивана Мансурова летом 1586 г. возвратились из Сибири.

Третий отряд, прибывший весной 1586 г. и состоявший из 300 человек под руководством воевод Василия Сукина и Ивана Мясного, привез с собой «письменного голову Данилу Чулкова» «для заведения дел» на месте. Экспедиция, судя по её результатам, была тщательно подготовлена и экипирована. Для утверждения в Сибири власти русского правительства она должна была основать первый сибирский правительственный острог и русский город Тюмень.

Мечта Ермака создать «казацкое царство», «казацкую вольницу» не воплотилась в жизнь. Но атаман навсегда стал народным героем. Он запечатлён в числе великих государственных и военных деятелей на памятнике 1000-летию России в Новгороде.

«Дума» о Ермаке, написанная декабристом К.Ф. Рылеевым, стала народной песней.

Ревела буря, дождь шумел,
Во мраке молнии летали,
Бесперерывно гром гремел,
И ветры в дебрях бушевали...
Ко славе страстию дыша,
В стране суровой и угрюмой,
На диком бреге Иртыша
Сидел Ермак, объятый думой.

Товарищи его трудов,
Побед и громозвучной славы,
Среди раскинутых шатров
Беспечно спали близ дубравы.
«О, спите, спите,— мнил герой,—
Друзья, под бурею ревущей;
С рассветом глас раздастся мой,
На славу иль на смерть зовущий!

Вам нужен отдых; сладкий сон
И в бурю храбрых успокоит;
В мечтах напомнит славу он
И силы ратников удвоит.
Кто жизни не щадил своей
В разбоях, злато добывая,
Тот думать будет ли о ней,
За Русь святую погибая?

Своей и вражьей кровью смыв
Все преступленья буйной жизни
И за победы заслужив
Благословения отчизны,—
Нам смерть не может быть страшна;
Свое мы дело совершили:
Сибирь царю покорена,
И мы — не праздно в мире жили!»

Но роковой его удел
Уже сидел с героем рядом
И с сожалением глядел
На жертву любопытным взглядом.
Ревела буря, дождь шумел,
Во мраке молнии летали,
Бесперерывно гром гремел,
И ветры в дебрях бушевали.

Иртыш кипел в крутых брегах,
Вздымалися седые волны,
И рассыпались с ревом в прах,
Бия о брег, козачьи челны.
С вождем покой в объятьях сна
Дружина храбрая вкушала;
С Кучумом буря лишь одна
На их погибель не дремала!

Страшась вступить с героем в бой,
Кучум к шатрам, как тать презренный,
Прокрался тайною тропой,
Татар толпами окруженный.
Мечи сверкнули в их руках —
И окровавилась долина,
И пала грозная в боях,
Не обнажив мечей, дружина...

Ермак воспрянул ото сна
И, гибель зря, стремится в волны,
Душа отвагою полна,
Но далеко от брега челны!
Иртыш волнуется сильней —
Ермак все силы напрягает
И мощною рукой своей
Валы седые рассекает...

Плывет... уж близко челнока —
Но сила року уступила,
И, закипев страшней, река
Героя с шумом поглотила.

Лишивши сил богатыря
Бороться с ярою волною,
Тяжелый панцирь — дар царя
Стал гибели его виною.

Ревела буря... вдруг луной
Иртыш кипящий серебрился,
И труп, извергнутый волной,
В броне медяной озарился.
Носились тучи, дождь шумел,
И молнии еще сверкали,
И гром вдали еще гремел,
И ветры в дебрях бушевали. 


Добавить комментарий

Защитный код
 Обновить

Вход на сайт

ВКонтакте